ЭСКИНА Маргарита Александровна

Директор Центрального дома актера, лауреат премии Правительства Москвы, академик Международной академии театра
Родилась 22 декабря 1933 года в Москве. Отец – Эскин Александр Моисеевич (1901–1985), создатель и первый директор Дома актера имени А.А. Яблочкиной, заслуженный работник культуры РСФСР. Мать – Зинаида Сергеевна, балерина, танцевала в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, на эстраде. Сын – Игнатов Алексей, окончил Институт связи, работает генеральным директором в американской фирме. Дочь – Зарина Александра, окончила медицинский институт, работает в медицинской фирме. Внуки: Дарья (1982 г. рожд.), менеджер в фирме «Орифлейм»; Александр (1986 г. рожд.), студент Российского государственного гуманитарного университета; Георгий, студент МГУ.
Судьба Маргариты Эскиной с самого рождения тесно связана с театром. Именно театр был главным и страстным увлечением ее отца с юности. Еще будучи студентом он устраивал вечера, на которые умудрялся приглашать людей такого масштаба, как Евгений Вахтангов и Анатолий Луначарский. Когда родилась Маргарита, Александр Эскин работал заместителем директора труппы Московского художественного балета. Вскоре он стал широко известен в театральном мире. В 1937 году Всероссийское театральное общество, возглавляемое А.А. Яблочкиной, пригласило А. Эскина, чтобы создать Дом актера. Со дня основания в течение 48 лет он являлся его бессменным директором.
Матери Маргарита Эскина почти не помнит. По воспоминаниям тех, кто ее знал, она обладала лучезарным характером. Перед самой войной Зинаида Сергеевна преподавала бальные танцы, что было тогда очень модно. Маргарита Александровна помнит, как в эвакуации она ходила по театру в беличьей шубке: шубка была вытертая, но маме так шел серый цвет! Ее очень любили все в театре.
Зинаида Сергеевна умерла в 1941 году, в эвакуации в Фергане, через несколько часов после рождения младшей дочери Зины… Воспитывать детей помогала мать отца – бабушка Сара, и соседка по московской коммунальной квартире Ирина Адольфовна, которая еще в довоенные годы часто нянчила Маргариту. Чтобы проехать через всю страну во время войны, ей – прибалтийской немке – понадобилось поручительство таких знаменитых людей, как И.Н. Берсенев и С.В. Гиацинтова.
Маргарита никогда не хотела быть актрисой, но однажды, еще в эвакуации, все-таки сыграла в спектакле «Нора» с Берсеневым и Гиацинтовой.
М.А. Эскина вспоминает: «Решил мою актерскую судьбу Иван Николаевич Берсенев. Когда я, изображая маленького сыночка Норы, попыталась уйти со сцены через нарисованную дверь, Иван Николаевич взял меня за шкирку и легким пинком отправил за кулисы. Так был поставлен крест на моей артистической карьере, но я нимало об этом не жалею».
После переезда в Москву Маргарита поступила сразу во 2-й класс. Училась средне, была послушным, ничем не выдающимся ребенком. Характер резко изменился в 8-м классе: по ее собственному выражению, из «клуши» она превратилась в лидера, стала секретарем комитета комсомола школы. Маргарита обожала младшую сестру, воспитывала, читала ей стихи. Мечтала стать педагогом. Отец воспитывал дочерей безо всякого морализаторства, никогда не запрещал что-то читать или смотреть. Не требовал особой дисциплины. Но умел он быть и устрашающе строгим. Если Маргарита с друзьями слишком шумели у нее в комнате, он входил и произносил всего одну фразу: «Что здесь происходит?!» Но тон был таким, что всех как ветром сдувало.
Роль отца и его главного дела – Дома актера в жизни Маргариты Эскиной трудно переоценить. Даже в годы сталинской эпохи в Доме сохранялась атмосфера творческого вольнодумства и непринужденной игры. «Капустники» и «посиделки» отличались дерзким юмором и остросовременным подтекстом. В числе постоянных участников и сочинителей «капустников» – знаменитые актеры, «законодатели мод» М. Миронова, В. Топорков, О. Абдулов,
И. Раевский, Н. Дорохин, В. Канделаки, Р. Плятт, Р. Зеленая, драматурги – В. Масс, М. Червинский, М. Слободской, В. Дыховичный.
«В искусстве театра папа понимал далеко не все, – вспоминает Маргарита Александровна. – В театре он был не профессионалом, а зрителем. Но интуитивно чувствовал многое. Выводил на сцену Дома актера никому не известных талантливых артистов, представляя их театральному миру. Ему было свойственно благоговение перед актерами. Казалось бы, он общался с ними ежедневно на протяжении многих лет и тем не менее с такой радостью и гордостью порой сообщал: “Знаешь, Маргуля, мне сегодня звонил Станицын!”.
Он очень гордился всеми нашими достижениями. Обзванивал друзей: “Леонид Осич (Утесов. – Ред.), это Эскин. Как у вас? А Маргуля (Маргарита Эскина. – Ред.) сегодня получила повышение!” Потом набирал следующего – Плятта, Менакера… Позже он так же гордился внуками. Сам же был чрезвычайно скромным человеком. На пленках с записью передачи “Театральные встречи” папа всегда – в самой глубине кадра».
Окончив школу в 1952 году, Маргарита Эскина решила поступать в педагогический институт на исторический факультет. На собеседовании ректор спросил, не эстонская ли у нее фамилия? Она ответила: «Нет, еврейская». Ректор поинтересовался: «А на каком языке вы говорите дома?» Стало ясно, что, несмотря на незнание еврейского языка, поступить в институт вряд ли удастся. Через несколько дней Маргарита сама забрала документы и отнесла их в приемную ГИТИСа.
Экзамены Маргарита Эскина сдала успешно, поступила на театроведческий факультет. Училась с упоением. В то время в ГИТИСе преподавали такие знатоки театрального искусства, как А. Дживелегов, С. Мокульский, Г. Бояджиев, А. Аникст, П. Марков.
В студенческие годы умопомрачением всего курса был Александр Вертинский. Если его концерты случались в ЦДА, студенты, во главе с Маргаритой Эскиной устраивали настоящие набеги. Пока она расточала улыбки знакомым билетерам, ее однокурсники один за другим просачивались в зал.
ГИТИС М.А. Эскина окончила в 1956 году. Волею судьбы дальнейшая ее жизнь на протяжении почти четверти века оказалась связана с телевидением. Маргарита Эскина еще сдавала последние выпускные экзамены, когда ее друг Сергей Муратов, работавший тогда на телевидении в отделе программ, неожиданно предложил ей подменить его на время отпуска. Так в 1956 году М.А. Эскина переступила порог телестудии на Шаболовке. На телевидении тогда работало всего человек 200, вместе с теми, кто обслуживал технику. В обязанности Маргариты Эскиной входило составление программы, которая тогда не публиковалась. Вскоре М.А. Эскина стала старшим редактором, а затем и заместителем главного редактора Молодежной редакции ЦТ.
Тогда на телевидении все только начиналось: первые «Новости», первые внестудийные передачи, первые телеспектакли. Пришедший директором на ЦТ Георгий Александрович Иванов стал для Маргариты Эскиной лучшим руководителем в жизни. Установка, которую они вместе провозглашали: телевидение должно быть независимым от кино и театра. Маргарита Александровна вспоминает: «Если я приносила ему программу, где стояли три фильма в неделю, был скандал. Мог идти один, все остальное должно быть собственного производства». При Маргарите Эскиной стали выходить в эфир передачи «Алло, мы ищем таланты», «А ну-ка, девушки!», «Аукцион», «От всей души».
В те годы атмосфера на ТВ была удивительная. Все жили как одна большая семья: царили дружелюбие, взаимопонимание, творческий подъем. Маргарита Эскина не сомневалась, что проработает здесь всю жизнь. Однако в 1979 году председателем Гостелерадио стал С. Лапин. Началось гонение на неугодных. Вскоре Маргариту Александровну перевели в Телерадиофонд, откуда она вскоре ушла сама. Ее деятельный, творческий характер пришелся не к месту в размеренной, давно устоявшейся архивной жизни.
Расставание с телевидением стало настоящей трагедией, казалось, что жизнь кончена. В течение 10 лет Маргарита Эскина неоднократно меняла место работы: работала в журнале клуба «Художественная самодеятельность» в период его расцвета, в Оргкомитете «Олимпиады-80» – руководила отделом подготовки церемоний открытия и закрытия, заместителем директора в оркестре у В. Дударовой, художественным руководителем в ДК МАИ, в «Союзгосцирке».
В конце концов, А.В. Эфрос пригласил ее работать в Театр на Таганке завлитом. До этого Маргарита Эскина не была знакома с Анатолием Васильевичем, имела смутное представление о театре, но, поговорив с Эфросом, она поняла, что за человеком с такими глазами она пойдет туда, куда он скажет. Работать было непросто: отношения с труппой не ладились, должность незнакомая. Но из этого недолгого периода запомнились на всю жизнь репетиции «На дне» – невероятно захватывающая работа Эфроса и замечательных актеров Театра на Таганке. Почувствовав, что не может быть поддержкой Эфросу, Маргарита Эскина вскоре ушла из театра.
В середине 1980-х годов М.А. Эскина работала директором Генеральной ассамблеи Объединения детских художественных театров. Потом ее пригласили заведовать репертуарным отделом Управления культуры Мосгорисполкома.
С началом перестройки Маргарита Александровна внезапно становится очень востребованной. В 1987 году М.Ф. Шатров приглашает ее в только что созданный Союз театральных деятелей. Маргарита Эскина начинает заниматься созданием Бюро пропаганды советского театра. Но судьба вела ее другим путем. Буквально в те дни, когда С.Ю. Лавров уже был готов подписать приказ о ее назначении генеральным директором вновь созданной организации «Союзтеатр», М.А. Ульянов несколько раз настойчиво приглашает Маргариту Эскину прийти в ЦДА. И в итоге она соглашается.
М.А. Эскина вспоминает: «Оглядываясь на прожитое, понимаю – все в жизни не случайно. Видимо, линия судьбы неуклонно, хотя и кружными путями, вела меня к истокам – к любимому, до боли знакомому Дому Актера… После папиной смерти я получила в наследство, как теперь понимаю, самый бесценный дар – его доброе имя. Оно служило мне и визитной карточкой, и характеристикой, и лучшей рекомендацией. В первое время после моего назначения директором ЦДА многие актеры, хорошо знавшие папу, приезжали на Тверскую только для того, чтобы увидеть меня и порадоваться: в кабинете Александра Моисеевича – его дочь Маргарита Александровна Эскина! Подобное отношение трогало меня до глубины души и одновременно ко многому обязывало».
Маргарита Эскина пришла в Дом актера с убеждением, что никогда не сможет там достичь того, что сделал ее отец. Но помогло горячее желание продолжить его дело, пригодился и многолетний опыт работы на телевидении. Началось возрождение Дома Актера. За три года многое удалось сделать.
Но 14 февраля 1990 года случилась трагедия. Здание Дома актера на Тверской сгорело. За этим последовал один из самых трудных периодов в жизни Дома. Полтора года после пожара приходилось работать на чужих сценических площадках. Театры, Дом архитектора, Дом кино, Дом ученых, Музей имени М.Н. Ермоловой – все предоставляли помещения. Из этого бездомного периода запомнились: творческий вечер Ю. Кима, встреча с ансамблем «Кохинор и Рейсшинка», привезенный из Ленинграда «капустник» «Четвертая стена», вечер, посвященный Международному дню театра… Вопреки всему, Дом актера продолжал жить творческой жизнью.
Лишь в конце 1991 года Министерство культуры СССР приютило Дом актера в своем здании на Арбате. После распада СССР началась напряженная борьба ЦДА за право владения домом. Наконец благодаря участию и усилиям многих театральных деятелей здание на Арбате, 35 Указом Президента России Б.Н. Ельцина было передано Дому актера в безвозмездное пользование. Огромную роль в разрешении этого вопроса сыграли директор Дома Маргарита Эскина, народные артисты СССР Мария Миронова, Евгений Евстигнеев, Элина Быстрицкая, Олег Табаков, Ольга Лепешинская и многие, многие другие. Дом актера отстояли, несмотря на мощное противодействие и все официальные комиссии.
На новом месте Маргарита Эскина начинала все с начала. Постепенно Дом начал жить полной жизнью. Достаточное количество помещений позволило проводить в один день несколько мероприятий, возникли новые секции и клубы. Среди них – клуб ветеранов сцены «Еще не вечер», клуб «Дорогого стоит» – увлекательные рассказы о домашних театральных архивах, клуб русского романса «Хризантема» и другие. Продолжают жить и многие существовавшие раньше формы работы Дома: творческие вечера, встречи со зрителями, чтецкие «Третьи понедельники», презентации книг. Но главным достижением Маргарита Эскина считает то, что удалось перенести в новое здание атмосферу «папиного» Дома, сохранить традиции бескорыстия, патриархальности, домашности, камерности.
В 1993 году ЦДА учредил свою актерскую премию имени А.А. Яблочкиной. Лауреатами стали Юлия Борисова, Игорь Охлупин, Олег Ханов, Мария Миронова, Вера Васильева, Михаил Ульянов, Николай Анненков.
В Доме действуют три гостиные, Камерный зал на 80 мест, реконструирован Большой зал. В 2001 году на первом этаже построен новый Малый зал, оснащенный по самым современным требованиям. Малый зал открылся премьерой Э. Олби «Три высокие женщины» (режиссер Р. Мархолиа, в главной роли – Зинаида Шарко).
ЦДА – соучредитель и соучастник проведения ряда крупных международных и всероссийских акций: Международный фестиваль театральных школ «Подиум», Международный фестиваль моноспектаклей, конкурс актерской песни имени А. Миронова, Всероссийский фестиваль «капустников» «Веселая коза» в Нижнем Новгороде.
В 2003 году к юбилею М. Эскиной прошел великолепный вечер в ее честь, а 14 февраля 2007 года в помещении Государственного академического Малого театра будет отмечаться и 70-летие Дома актера.
М.А. Эскина – автор многочисленных интервью на радио, телевидении, в журналах и газетах. С 1999 года – на ТВ «Культура» – автор и ведущая регулярного телецикла «Дом актера».
Она – лауреат премии Правительства Москвы (2000), международной премии «Афина» (1993), международной премии «Оливер», «За гуманизм сердца» (1999). Награждена медалями «За трудовое отличие», «Ветеран труда». В 2001 году ей присвоено звание академика Международной академии театра.
Работу в доме актера Маргарита Эскина считает исключительным счастьем. «Что бы ни происходило вокруг, – говорит она, – здесь ты живешь и работаешь для того, чтобы людям было хорошо. А это само по себе счастье».
Живет и работает в Москве.

Нижний Новгород:
Известные люди города